Философия спасла меня от нищеты и наркотиков, вот почему я преподаю ее детям.


Когда я говорю людям, что я преподаю философию детям, их реакция почти всегда одинаковая: «Да ладно, в частной школе что ли?» Когда я говорю им, что я в основном работаю в Дептфорде, Брикстоне и Уайтчепеле с детьми, которые получают бесплатные школьные обеды, это их сильно озадачивает.


Можно ли их за это упрекнуть? Философы заваривают себе чай, размышляя о том, почему мы так уверены, что солнце снова поднимется на небо завтра, а рабочий класс беспокоится о том, хватит ли денег заплатить за электричество сегодня, верно?


Когда я был маленьким, мои отец, брат и дядя были в тюрьме за преступления, связанные с наркотиками и насилием, а моя мама работала на двух работах. Учителя старались изо всех сил, но чем больше они говорили мне: «У тебя есть выбор», тем больше я убеждался, что они ничего не знают о реальном мире. Мои сверстники не могли понять, что я пережил, а от тех, кто мог, я старался держаться подальше.


Я закончил школу с ужасным аттестатом . Чтобы успокоить моего отчима, я сказал, что пойду в армию, но необходимость подчиняться вызвала во мне такой протест, и я вылетел и оттуда. Покупая в супермаркете недалеко от дома газировку, мне пришла в голову мысль, что это единственное место, где я могу получить работу завтра. Если это и есть моё будущее, то пусть оно лучше не наступит никогда. Я знал много детей, которые торговали наркотиками рядом с домом, где я жил. У них были классные кроссовки. «Получше моих», - подумал я.


В том году один мой учитель скопировал работу своего бывшего ученика и написал на ней мое имя. Я уважал его за то, что он смог нарушить правила. Я чувствовал, что мне дали шанс. Его жест помог мне понять, что есть учителя, которые пытаются мне помочь. Поэтому в день открытых дверей я пошел в колледж, где преподаватель философии задал вопрос: «Откуда мы знаем, что все, что мы видим вокруг, нам не снится?»


Погруженный в мою собственную мутную реальность, я понял, что это шанс, чтобы понять истинную природу вещей. Пока мы с ним разговаривали, я решил, что моё одиночество можно трансформировать в мысли, эссе, оценки; для этого и нужно образование. В этом классе моя любовь к аргументации была добродетелью и могла быть отточена в более тонкий навык. Я решил пересдать свои выпускные экзамены, чтобы поступить на философию. Пусть завтра взойдет солнце.


Во многом именно доступ к философии, который я тогда получил, счастливо увел меня от края пропасти, где я стоял. Но разве эта моя история так уж необычна? Разве это еще одна история о социальном лифте, непоказательная и искупительная? Исследование, проведенное Институтом образования, показало, что триместр занятий философией улучшил навыки чтения у детей, получающих бесплатные обеды, по сравнению с детьми из контрольной группы. Если философия станет более доступной для детей из неблагополучных семей, то такие истории, как моя, не будут казаться такими уж необычными.


Философский фонд Питера Уорли разработал методику преподавания, которая, как мне кажется, позволяет детям получить доступ к философии независимо от их предыдущего опыта. Когда учитель показывает картину классу и спрашивает: «А что такое вообще искусство?» Когда учитель рассказывает историю о корабле, на котором все детали заменены новыми, и спрашивает: «А это тот же корабль?».


Оба вопроса являются философскими. Вопрос об искусстве более доступен для тех детей, которые были в галереях и музеях, но даже дети, которые еще не бывали на корабле, смогут поспорить об идентичности в вопросе про корабль. На самом деле вопрос про корабль создает инклюзивный класс, потому что это закрытый вопрос, и он требует, чтобы у ребенка была интуитивная реакция «да» или «нет». И тогда работа преподавателя философии состоит в том, чтобы помочь ребенку подобрать аргументы для своей позиции в споре. Если вопрос об искусстве нацелен на то, чтобы ребенок придумал свой ответ, то вопрос о корабле призван помочь детям найти аргументацию для защиты своего мнения.


Я преподаю философию в школах, потому что она позволяет молодым людям оспаривать чужие авторитеты и выражать себя таким образом, который скорее создает, чем разрушает их будущее. Философские вопросы, такие как «Кто должен обладать властью?» и «Можете ли вы быть хорошим человеком, если вы делаете плохие вещи?», задает себе каждый. Если у нас есть средства, чтобы сделать ответы на них максимально доступными, то мы должны это сделать. Взойдет солнце завтра или нет, может зависеть от него самого.


Оригинал статьи на английском языке доступен по ссылке: https://www.theguardian.com/commentisfree/2015/nov/19/philosophy-poverty-drugs-kids-young-people

Избранные посты
Недавние посты
Архив
Поиск по тегам
Мы в соцсетях
  • Facebook - Grey Circle
  • Instagram - серый круг
  • Facebook - Grey Circle
  • Instagram - серый круг

Tel: +7 (903) 520-28-27  |  Email: kafkaandhiskind@gmail.com

Политика конфиденциальности | Пользовательское соглашение

© 2020 Kafka and his kind

© 2020 Designed by Jenny Kurpen